Ведение войны

Клаузевиц говорил: «Существенное различие между ведением войны и другими искусствами сводится к тому, что война не есть деятельность воли, проявляющаяся про­тив мертвой материи, как это имеет место в механических искусствах, или же направленная на одухотворенные, но пассивно предающие себя его воз­действию объекты — например дух и чувство человека, как это имеет местов изящных искусствах. Война есть деятельность воли против одухотворен­ного реагирующего объекта».

Хотя стратегия включает и предотвращение войны, и ее ведение на всех уровнях, от тактики и до большой стратегии, из нее нельзя почерпнуть ника­кой информации о сугубо административном аспекте военных действий, в котором воля реагирующего врага не играет ни малейшей роли. Бесполез­но натягивать на ногу ботинок на три размера меньше нужного или приме­нять оружие не по назначению — в этих случаях от парадоксальных действий не будет прока; точно^гакже не стоит обходить стороной и застигать врасплох врага, который настолько слаб, что любой его реакцией можно просто прене­бречь. Однако столь благоприятные условия встречаются крайне редко: ведь мало найдется тех, кто примет осознанное решение сражаться со значитель­но превосходящими их силами противника.

Несколько более распространено иное явление: вооруженные силы счи­тают себя значительно превосходящими противника и поэтому следуют пря­молинейной логике, чтобы оптимизировать управление своими ресурсами, и даже не пытаются застичь врага врасплох, предприняв подобающие пара­доксальные ходы. На деле роль, отводимая парадоксальному началу в веде­нии войны, должна отражать осознаваемый баланс сил, и часто так и проис­ходит.

Добавить комментарий