Длительные периоды

Поскольку предмет стратегии универсален, исключения требуется объ­яснять. Европа веками оставалась раздробленной, она не едина до сих пор, но вот Китай переживал длительные периоды единства в прошлом и на пер­вый взгляд един сегодня. В Японии подъем и упадок воинственных кланов был в конце концов прекращен единовластным правлением сегунов Токуга­ва. Во многих других краях на территориях враждовавших прежде стран ныне царит единство, как в Италии и Германии. И, конечно, на самом европейском опыте до сих пор сильно сказываются века существования Римской империи, которая никогда не стала бы столь обширной, если бы ее экспансия не приво­дила к дальнейшей экспансии, а завершалась гораздо раньше, в некой куль­минационной точке.

Если мы отметим, что парадоксальная логика стратегии проявляется вся­кий раз, когда центральная власть ослабевает, пусть даже только по вине пра­вителя, — того, что нужно объяснять, станет меньше, но мы ничего не узнаем о том, как преодолеваются кульминационные точки.

Ответ надо искать в самом определении стратегии. Когда правительство зиждется на согласии с народом, когда конфликты и столкновения ограни­чиваются законом и обычаем, тогда прямолинейная логика применяется в полном объеме, а парадоксальная логика .стратегии оказывается неумест­ной. Поэтому возможны и стабильность, и постоянный прогресс, и нет необ­ходимости в предельно утомительном усилии, направленном на то, чтобы сопротивляться распаду имеющегося и замене его чем-то противополож­ным.

Добавить комментарий